Эмитент облигаций ООО «Агрофинанс»— представитель лизинговой отрасли , широко представленной на рынке корпоративных облигаций.

Сразу нужно сказать, что представитель не типичный. Или точнее, самая НЕ лизинговая компания, из представленных на рынке.

Что представляет из себя любой посреднический финансовый бизнес и лизинговый в частности: купить деньги, продать деньги и собственно административная функция по управлению денежным потоком с системой риск-менеджмента. Вся совокупность бухгалтерских и юридических документов ООО «Агрофинанс» говорит о том, что там от этой общей бизнес-модели нет практически ничего.

Как тогда назвать это?  Думается, уместным будет характеристика «финансовой прокладки» для бизнеса группы компаний, занимающихся собственным производством сельхозоборудования, поставками новой и б/у импортной сельхозтехники, а также техобслуживанием всего этого и торговлей сопутствующими товарами. «Карманная» лизинговая компания нужна как канал продаж «железа» (слэнговый термин) с рассрочкой.  Уши аффилированности торчат отовсюду, но юридически это никак не закреплено.

Казалось бы, что тут такого, надо же было боссам как-то вдохнуть жизнь в новый бизнес, вот и помогали поначалу. Но компания уже существует с десяток лет с теми же атрибутами «прокладки» : учредители пенсионеры, минимум собственного имущества, минимальный штат во главе с недавним студентом. На этот зрелый по годам , но не по содержанию бизнес в прошлом году среагировали «инвесторы»- покупатели облигаций.  По этому поводу «художественный образ лизинга» решили подкорректировать. Преобразили сайт, добавили в штат несколько симпатичных девушек (скорее переоформили трудовые книжки из «главных компаний»). Даже компьютеров красавицам не купили за счет лизинговой КОМПАНИИ.

 

Заканчиваем с этой мишурой, переходим к бизнесу.

Кем формируется клиентская база? Потребностями в продажах узко отраслевых аффилированных компаний. Двух. Их вы можете найти в проспекте эмиссии. И только ими. НАЧАЛЬНИК лизинговой КОМПАНИИ в данном случае нужен лишь для фиксации контракта о рассрочке (они называют это лизингом). Ни о какой диверсификации клиентского портфеля и объектов лизинга в этой схеме говорить не приходится. У боссов ЦЕЛЬ — ПРОДАЖИ, а у НАЧАЛЬНИКА нет ни денег, ни компетенций для занятий правильным лизинговым бизнесом До последнего времени вся ресурсная база предприятия была сформирована кредиторской задолженностью перед поставщиками. Отсюда в основном и короткие сделки: минимальный нормативный срок 1 год. Поставщики не готовы терпеть длинную рассрочку. А у «Агрофинанса» за десять лет работы нет устойчивой ресурсной базы от основных владельцев денежных средств — банков. Серьезного клиента такими условиями финансирования не заинтересуешь.

Кредитная история частного финансирования (банковского) — хороший первичный фильтр на качество бизнеса. Нет излишних иллюзий по поводу квалификации самих кредитных менеджеров банков, но там работает система: служба безопасности , юрслужба, рисковые подразделения. У всех инструкции, основанные на практическом опыте. И если эту систему что-то не устраивает : отраслевая принадлежность, объекты лизинга, квалификация менеджеров должника, способы ведения дел — то банковские деньги туда просто не идут. А если там не водятся банковские деньги, вам -то «инвесторы» чего лезть.

Но розничные «инвесторы» в прошлом году денег длинных «Агрофинансу» зачем-то дали (купили два выпуска облигаций более чем на $1 млн) и структура баланса немного преобразилась.  Правда только в этом году отжалели часть денег на длинные сделки. Появилось и банковское финансирование. Сначала краткосрочное с непонятными смыслами для лизингового бизнеса. Может на овердрафтах тренировались с банками или других кредитных продуктах  при помощи боссов. С лета появилась какая-то доля долгосрочных кредитов. Но долгосрочные они очень относительно. Потому что, ежеквартально значительная их часть сваливается в краткосрочные (цифра выделена в картинке пассива баланса ниже). То есть , это  такие «долгосрочные», чуть-чуть больше года.

Лизинговая компания с десятилетним стажем начала приобщаться к платным деньгам и стандартам ведения отраслевого бизнеса только пару кварталов назад. По данным бухучета 3-го квартала 2019 лизинговый портфель за год удвоился. Расцветаем? Есть сомнения. Тут для понимания нужно поподробнее. С картинками.

Если для любого другого бизнеса дебиторка — зло, то для лизинговой компании — это основной актив. По правилам бухучета на этих счетах отражается срочная задолженность клиентов-лизингополучателей по лизинговым контрактам : долгосрочная и краткосрочная части. Суммы включают основной долг (контрактную стоимость объектов лизинга) , доход лизингодателя и НДСы.

В пассиве баланса можно собрать источники финансирования контрактной стоимости и отдельной строкой по правилам двойной записи формируются доходы лизингодателя. Эти доходы — составная часть той дебиторки из актива баланса. Проводятся они по счету «Доходы будущих периодов» . Что видим ?

 

При росте лизингового портфеля в два раза (опять же в основном за счет кредиторки перед поставщиками, читай «денег боссов») лизинговая ставка «к получению» устремляется к нулю. На что завтра жить будем, лизингодатель?

Это очередной признак «прокладки»: в цепочке поставщик-прокладка, находящейся в одних руках, доходы остаются там, где решит босс. Длинные платные деньги тоже «под ноль» продаются?  Лизинговые договора бесплатные , но в отчете о прибылях в четыре раза за год выросла статья «Прочие доходы от финансовой деятельности «.  Но это не про лизинг. Чем они там занимаются?  Штрафы и пени начисляют? Так просрочки-то нет по данным проспекта эмиссии. Отсутствие просрочки от сельхозпредприятий? Расскажите эти сказки госбанкам, которые финансируют эту отрасль в несколько иных масштабах.

Текста уже многовато , пора закругляться. Все, что выше — описание того, чего нет в обычной нормальной компании, специализирующейся на лизинговых операциях.

«Агрофинанс»  — жестко зависимое , узкоспециализированное и недиверсифицированное предприятие, заточенное на слабо платежеспособную отрасль.. Лизинговой компанией назвать это язык не поворачивается. Соответственно, в разделе проспекта эмиссии «ПЛАНЫ РАЗВИТИЯ ЭМИТЕНТА» — это мечты и надежды, ничего не имеющие общего с ближайшими реальными перспективами.

Могут быть возражения: «Прибыль каждый год и за все время работы насобирали уже достаточно». Кстати , за последний отчетный 2018 год  как-то не бьет арифметика. «Нераспределенная  прибыль» 2017 — 4 933 , заработали в 2018 — 349. Складываем, и рисуем новый остаток «нераспределенной прибыли» —  5 636? Откуда «бонус» к собственному капиталу?

Что толку от этого собственного капитала?  Если все эти средства в сельскохозяйственном железе и в большей части обременены обязательствами перед поставщиками. В юридические нюансы уже не полезем, но при гипотетическом складывании этой цепочки на поставщиков в первую очередь будет выведена ликвидность и ликвидные объекты, а «инвесторы»-кредиторы остануться с бэушными косилками и молотилками. Сомневаетесь, что действия «начальника лизинговой компании» для боссов будут именно такими?

И как повторение. Хозяева бизнеса могут строить любые бизнес-модели взаимодействия собственных предприятий, рисковать, зарабатывать или бесплатно их содержать.  Но массового неподготовленного «инвестора» в эти мутные схемы втягивать зачем?