«Мы уже давно придерживаемся неправильного курса». В списке банкротов этого года — 199 крупных госпредприятий. Среди них — «Брестские ковры», фабрика «Конфа» и хрустальный завод.

Почему у нас годами вливают деньги в убыточные заводы и есть ли в этом смысл ?

Каждое четвертое предприятие в Беларуси — убыточное

В 2019 году в Беларуси убыточными были около 15% предприятий, а в первом квартале 2020 года их количество достигло почти четверти из всех действующих компаний. Сумма чистого убытка при этом выросла в 14,2 раза. А ведь это еще пандемия не началась!

Причинами банкротства большинство экономистов называют неэффективное советское управление, неконкурентную продукцию, работу на склад, чрезмерное количество работников, много кредитов и неспособность рассчитаться по своим долгам.

Но если банкротство частных компаний проходит обычно болезненно, но быстро, то с государственными компаниями все затягивается на годы. На поддержку убыточных государственных заводов из года в год тратятся бюджетные средства, но мало что в итоге меняется. Почему?

«Практика показывает, что государственные инвестиции в Беларуси неэффективны. Вложенные государством деньги часто воспринимаются как «ничьи», у них нет хозяина, который их заработал и теперь будет всей душой за них болеть, поэтому нередко они выбрасываются на ветер, — объясняет аналитик проекта «Кошт урада» Жанна Кулакова. — Над нашими убыточными предприятиями так трясутся из-за того, что они выполняют функцию обеспечения всеобщей занятости».

На убыточных предприятиях занято огромное количество людей и, несмотря на маленькие зарплаты, они при деле и ходят на работу, зарабатывают на хлеб. В этом же причина нашей относительно невысокой безработицы даже в кризисные периоды.

Есть мнение, что лучше не поддерживать такие предприятия из бюджета, а приватизировать или ликвидировать, раздав высвободившиеся деньги на поддержку безработных. Но на практике никто этого не пробовал и при нынешней власти не попробует. Ведь это означает признать, что мы уже давно придерживаемся неправильного курса.

На 1 июля 2020 года, согласно статистике портала pravo.by, в экономических судах Беларуси находилось 1680 дел о банкротстве. Из них решение о санации получили 109 компаний, о ликвидации — 78 предприятий. И хотя абсолютное большинство банкротов — 88% — частные компании, есть и 199 крупных и градообразующих государственных предприятий. Из них большинство находятся в Гродно (44), Могилеве (40) и Бресте (32).

Если пробежаться глазами по списку банкротов, можно увидеть сельхозпредприятия, заводы «плодово-выгодного» вина и птицефабрики. Но не все из них в итоге будут признаны банкротами. Для начала специальная комиссия решает, есть ли шанс реанимировать умирающего.

Если шанс есть — вводят так называемую санацию, которая подразумевает сокращение трат или модернизацию: изменение ассортимента продукции, сокращение работников, ликвидацию лишних подразделений и т.д.

Но как правило, реанимировать убыточные предприятия у нас пытаются за счет вливаний из средств бюджета и прощения долгов. Если и это не поможет — имущество завода продают с аукциона, а сам завод закрывают «в связи с неплатежеспособностью, имеющей устойчивый характер».

На многих предприятиях государству долго не хватает духу поставить крест. Например, за семь лет попыток воскресить наши цементные заводы было потрачено более 1 миллиарда долларов, но безрезультатно. Впрочем, и процедуру санации многие предприятия в списке проходят уже не первый год. Кому-то помогает, кому-то — не очень.

«Брестские ковры» еще можно реанимировать, а вот «Мотовело» — уже нет

Среди тех, кто сегодня проходит процедуру санации, — известная фабрика «Ковры Бреста», чья продукция когда-то висела во многих советских квартирах на стенах. Позже предприятие модернизировалось и стало выпускать ковры с длинным ворсом а-ля «Икеа», только в пару раз дешевле.

С натуральной пастилой и пряниками от кондитерской фабрики «Конфа», которая выпускала сладости с 1954 года, тоже не все сладко — предприятие под угрозой банкротства.

Про гомельский жировой комбинат вы если и не слышали, то точно заправляли майонезом завода новогодний оливье. Так вот, этого давно потенциального банкрота тоже пытаются оживить.

А вот претендент на звание банкрота года — Борисовский хрустальный завод им. Ф.Э. Дзержинского, за плечами которого — столетняя история. На сайте компании написано, что «на сегодняшний день это современное, динамично развивающееся предприятие с многопрофильным производством, призер международных выставок, отмеченный дипломами и медалями. На предприятии и по сей день не перестают усовершенствовать технологии производства, повышать качество выпускаемой продукции и расширять ассортимент».

Звучит убедительно. Возможно, именно поэтому завод получил очередной шанс на санацию, которая длится уже 7 лет. Она заканчивается 31 декабря 2020 года, если срок не будет в очередной раз продлен. (санация ПРУП Борисовский хрустальный завод им. Ф.Э. Дзержинского прекращена год назад, постановлением суда от 02.07.2020 предприятие находится в ликвидационном производстве — прим. БП)

Кое-кого из списка все же признали банкротом несмотря на прошедшую модернизацию. Например, с 24 июля заканчивается процедура банкротства многострадального «Лидского мясокомбината», который начал дышать на ладан еще в начале 90-х.

Во времена СССР его решили модернизировать и закупили новое оборудование, но развал СССР отложил планы. Спустя 20 лет проверка КГК найдет на заводе это старое заржавевшее оборудование. В 2014 году мясокомбинат получил от государства деньги, но это его тоже не спасло.

Есть в списке потенциальных банкротов и первый белорусский гипермаркет — гомельский «Облторгсоюз», или «база», как называют его гомельчане. Глядя на его состояние сейчас, сложно поверить, что в начале 90-х сюда приезжали за покупками россияне и украинцы. С 2017 года «база» проходит защитный период, т.е. юристы три года выясняют, насколько плачевно состояние магазина и каков размер его долга перед работниками и кредиторами.

Среди безнадежных банкротов оказались две птицефабрики — Медновская и Кобринская, а вот у Слонимской птицефабрики третий год идет санация. Чем она закончится, станет ясно 27 июля.

А всем известный «Мотовело», который занимает большинство цехов бывшего Минского мотовелозавода, — в этом году наконец прекратит свое существование. До этого он уже пережил модернизацию, получил кредиты и инвестиции, которые ни к чему не привели.

В 2017 году директора и инвестора «Мотовело» осудили на 11 лет колонии, а контрольный пакет акций конфисковало государство. Рулить «Мотовело» поставили экс-мэра столицы Николая Ладутько. Именно он направил в суд в том же 2017 году заявление о признании «Мотовело» экономически несостоятельным. Спустя год суд признал предприятие банкротом.

Банкротом государство признало и Городокский льнозавод. Последняя информация на сайте — за 2016 год. Тогда на заводе работало 119 человек, а средняя зарплата была 238 рублей