Несколько ОЧЕНЬ крупных инвестиционных проектов Беларусь с десяток лет реализует с помощью связанных китайских кредитов и китайских же технологий. 

«Цементная история» уже набила всем оскомину своими провальными результатами и количеством выброшенных на ветер денежных ресурсов.  Такой же «цементной дорожкой» движется инвестиционный проект на общую сумму в $850 млн на Светлогорском ЦКК.  Вылазят на поверхность ранее робко озвучиваемые детали «деловых взаимоотношений» с китайскими подрядчиками. А по итогу возврат к европейским спейциалистам , которых отодвинули на начальных тендерах . Скупой будет платить дважды.

На Светлогорском ЦКК в помещении серверной в здании центрального управления под фальшполом было обнаружено электронное устройство, которое не предусмотрено проектом.

По словам источника, устройство позволяло причинять вред оборудованию или производственному процессу. По предварительной оценке специалистов Светлогорского ЦКК, устройство предназначено для дистанционного повреждения оборудования серверной через искусственное короткое замыкание.

Эта информация есть и в письме концерна «Беллесбумпром», которое было направлено в Совмин в конце мая. Текст документа оказался в распоряжении Office Life.

 

 

 

Причем ЦКК не удалось инициировать уголовное дело по этому факту. Гендиректор предприятия написал заявление в милицию. Была проведена проверка, дело не возбудили. «Беллесбумпром» обратился в центральный офис МВД. Но это тоже не дало результата. Министерство ответило, что у него нет соответствующих полномочий. Нет милиции и специалистов для проведения такой проверки.

По данным нашего источника, перед тем как расстаться с китайским подрядчиком, компанией CAMCE, белорусская сторона пыталась провести переговоры. Но китайцы предложили очень невыгодное допсоглашение.

  • Во-первых, заказчик должен был подписать (через три дня после заключения допсоглашения) акт, в котором соглашался с тем, что объект вышел на 75% проектной мощности. Хотя в реальности не было и 50%.
  • Во-вторых, нужно было провести окончательные расчеты с САМСЕ, независимо от того, поставили ли китайцы недостающее оборудование.
  • В-третьих, китайские партнеры хотели, чтобы с них сняли обязательства передать заказчику коды доступа, лицензии на ПО, изменения в проектную документацию и т. п.
  • В-четвертых, генподрядчик хотел отказаться от гарантийных обязательств, в том числе по ранее выполненным работам.

Из-за этих пунктов белорусская сторона и решила расторгнуть контракт с китайцами.

Работы доведет до конца финская компания Andritz Oy — дочерняя структура австрийского концерна Andritz. Этот подрядчик, например, работает с целлюлозно-картонным комбинатом в российском Усть-Илимске.

Завершать работы придется уже за счет собственных средств, а не заемных. Ориентировочная сумма — 13 млн долларов.

В то же время нужно делать выплаты и по кредиту. В 2019 году это около 211 млн долларов при планируемой выручке 90 млн. Согласно графику, платить нужно один раз в полгода по 68,62 млн долларов: с января 2019-го по январь 2023-го. Напомним, что 85% кредитных ресурсов дал Экспортно-импортный банк Китая, а еще 15% — Беларусбанк.

Китайскому генподрядчику успели выплатить 761 млн долларов.

При этом ЦКК нужно еще гасить и задолженность по энергоносителям.

Власти планируют, что вывести ЦКК на проектную мощность получится в четвертом квартале 2019 года. Он должен будет производить 400 тыс. т сульфатной целлюлозы в год. Пока удалось достичь вот каких показателей: в декабре 2018-го — 0,3 тыс. т, в январе 2019-го — 4,4 тыс. т, в марте 2019-го — 13,6 тыс.

В первом квартале этого года рентабельность продаж всего предприятия составила 4,4%. Чистая прибыль — более 12,6 млн рублей.