Если на протяжениии последнего года о суверенном дефолте Беларуси рассуждали осторожно и в чисто теоретической плоскости, то сегодня этот вариант развития событий уже можно включать в «рабочий». 

На больших совещаниях не принимают решения. На больших совещаниях доносят уже принятые решения, либо спрашивают реакции на гипотетические решения, либо ищут креативных идей. Но это начальство, посетители больших совещаний в массе скучают.

Ключевые решения обычно принимают на маленьких совещаниях, в составе 3-5 человек, или даже 2-3 человека. Когда можно посоветоваться, проанализировать варианты, порассуждать. Наверняка такое совещание, касаемо экономики Беларуси уже было, может быть в непубличном режиме (с министром финансов и главой нацбанка, например), а может ещё будет. И там будут реально приниматься решения что делать в текущей ситуации. А ситуация уже не просто сложная. Не хочется искать драматические эпитеты для описания трудности ситуации, просто попробуем немножко набросать возможные сценарии развития.

Дано:

  •  Не решены проблемы с нефтью, как следствие нет достаточного количества валютной выручки. В копилку в этот пункт — минус по калию без надежды на скорое заключение контракта. В копилку сюда же — обвальное падение спроса на всё везде где только можно;
  •  На фоне обвала фондовых рынков — потеря доступа к привычным заёмным инструментам рефинансирования внешнего долга. Евробонды никто не купит. Похоже, нет возможности перекредитоваться «по-братски» в РФ — во-первых, у них проблемы с падением цен на нефть, во-вторых, видимо, ни о каком «братстве» уже не идёт речи, в-третьих там своих проблем по горло: огромная агломерация под угрозой, и это в условиях «обнуления». То же самое касается Китая — им нужно зализывать свои раны и срочно восстанавливать внутренний рост.
  •  Необходимо искать инструменты поддержки тех, кто пострадал от вируса. Ну или можно не искать и потерять пару отраслей, оставив без работы какое-то количество человек.

И тут в результате имеется крайне неприятная развилка.

1) Беларусь может продолжить платить по долгам без внешних заимствований за счёт профицита бюджета. Любые попытки изъятия валютной выручки административными методами приведут к параличу экономики и быстрому уходу в серый сегмент. А значит надо ронять курс, параллельно делая высокие ставки рефинансирования по рублю. Кто-то скажет что для запуска экономики, напротив, нужно снижать ставку как в США. Но этот кто-то забывает или умалчивает, что США печатает конвертируемую валюту, а в условиях Беларуси падение ставок в сочетании с падением курса означает стремительную раскрутку инфляционно-девальвационной спирали. Люди будут любыми способами брать деньги в кредит и покупать на них валюту.

Но это все не избавит от необходимости секвестирования бюджета. Короче, выражаясь простым языком — это путь резкого, обвального снижения уровня жизни людей, в основном, конечно, бюджетников и всей цепочки, живущей от бюджета и потребкредитования (например, строителей и всех с ними связанных), т.к. кредиты в условиях высоких ставок тоже взлетят вверх и станут недоступными. И это всё в предвыборный год.

   2) Есть путь второй — продолжать любой ценой искать внешние заимствования. И тут встаёт вопрос цены.

Судя по текущей тональности двусторонних отношений, у РФ нет желания каким-либо образом помогать нынешнему политическому руководству Беларуси. Даже гипотетическое подписание карт уже не спасёт, т.к. сигналов о том что их по-факту не будут выполнять в ущерб независимости было слишком много и слишком чётких и явных. Просто так это не отматывается.

Помогут ли международные финансовые институты? Отношения с ними не слишком хорошие — мы плохие ученики и не слушали их рекомендаций (в частности МВФ). Сейчас, когда цена помощи огромна, с ними точно также нужно выстроить отношения доверия в отношении проведения той политики, которую они хотели бы видеть. Возможно ли это? Вопрос риторический.

  3) Есть третий вариант — дефолт. Дефолт в текущих условиях означает что после дефолта при текущей политике для нас закроются пути для внешних заимствований навсегда, до тех пор пока мировому сообществу не будет дан явный и чёткий сигнал о политических переменах в Беларуси, что возродит надежды на Беларусь как на кредитора. Вопрос — сможет ли существовать страна, отрезанная от внешних заимствований? Как долго она сможет существовать? В таких условиях проводить прошлую политику будет просто физически невозможно. Это означает вынужденные перемены.

 ***

Скорее всего, сейчас выбрана комбинация первого и второго пунктов, третий пока отложен на крайний случай. Но все три пункта приводят к тому что заряженное ружьё выстрелит, не с одной, так с другой стороны.

  • Первый пункт — массовое недовольство бюджетников, доведенных вновь до бедности, до уровня доходов начала нулевых, которое выльется в массовые протесты или саботаж выборов в привычном виде.
  • Второй пункт — какие бы ни были шаги, но фактически это сдача огромного куска власти и потеря возможности вести привычную политику.
  • Третий пункт — полный ва-банк и риск получить и первое и второе. Не может страна в нашем регионе жить в режиме осажденной крепости долгое время, здесь будет очень большой соблазн всех внутренних игроков инициировать громкие перемены, с публичным низвержением предыдущей политики.

Советов давать не будем, в этой игре разнообразие игроков и партий стремительно увеличивается, и для каждого будут свои советы. Но каждый должен чётко понимать что и на какой чаше весов лежит в этой непростой и динамически меняющейся системе.

ТК Рефлексия и реакция

 

ПО ТЕМЕ

БЕЛАРУСЬ НАЧАЛИ ПОДСПУДНО ГОТОВИТЬ К ДЕФОЛТУ ?

ЗАМАЯЧИЛ ДЕФОЛТ