В экспертном сообществе в последнее время часто звучит версия дефолта Беларуси. В то же время чиновники самого высокого ранга неустанно твердят: “Все обязательства по выплате госдолга в 2020 году будут выполнены безусловно и в срок”.

Надо разобраться в этом принципиальном вопросе. Министр финансов намекает на сформированную “подушку безопасности” (уровень золотовалютных резервов), благодаря которой никаких проблем не будет. Обязательства по госдолгу 2020 года составляют $3,8 млрд, из которых уже погашено в текущем году $1,5 млрд. Остаток долга к исполнению – $2,3 млрд.

Что в “подушке”?

 

В структуре ЗВР на последнюю отчетную дату имеем “неприкосновенный запас”, состоящий из золота и “специальных прав заимствования” (средств размещенных на счетах МВФ), и “операционный резерв”, подразумевающий непосредственно ликвидные активы, предназначенные для погашения суверенных обязательств. Несмотря на то, что и  среди этих “ликвидов” ($4,5 млрд, см. диаграмму) может быть некая часть “декоративных активов”, которыми свободно не воспользуешься, их должно хватить на расчеты в текущем году, даже если ничего не рефинансировать.

То есть , вообще говоря, чиновники не лукавят, когда утверждают о текущей платежеспособности Беларуси и наличии достаточных объемов “кубышки” ( подушки, заначки и т.п.). В этом году дефолта не будет!

Благодаря практическому выпадению в текущем году нефтяных госпошлин как источника доходов и пополнения валюты, динамика ЗВР Беларуси становится функцией всего двух переменных: госдолг  и сальдо покупки/продажи валюты Нацбанком. Обе переменных могут как плюсовать, так и вырезать объемы международных резервов.

Нацбанк почему-то уверен , что то, что на валютном рынке “корова слизала ” с начала года $1 млрд ЗВР – это временно, денег на покупки уже не осталось и дальше все будет хорошо. Разделять подобный оптимизм на фоне предстоящих как обычно “мутных” выборов, надвигающегося кризиса и (!) снижения ставки рефинансирования мы не будем. Но и еще миллиардик на эти цели в “кубышке” найдется.

Найти то, конечно, можно, но что останется? В очередной послеэлекторальный цикл Беларусь может отправиться практически без штанов. Показатель внешней ликвидности, на который постоянно обращают внимание рейтинговые агентства (из-за его скромных объемов) устремиться к нулю, а доля госдолга в ВВП увеличится до критических объемов.  Падение ВВП – факт, который будет требовать только количественно уточнения по итогам года. А полностью сформированный из валюты госдолг переоценится на фоне девальвации.

Кредитные рейтинги полетят еще ниже и дальнейшая политика заимствований будет только глубже вгонять в долговую кабалу или отрежет суверена от внешних источников  финансирования. Единственным вариантом останется масштабная программа структурных реформ за деньги и под надзором МВФ.

Пассивно доводить ситуацию до таких крайностей власть не будет. Ничего не остается как пытаться продолжать играть с переменной госдолга – привлекать новые займы. Придется еще раз отмониторить вновь открывшиеся источники финансирования и оценить вероятности заключения долговых сделок в текущей ситуации.

Продолжение следует