Признаемся, что повелись на напор председателя Правления Нацбанка, заявившего в конце прошлого года о ближайшем запрете белорусским предприятиям и банкам выпускать корпоративные облигации в иностранной валюте.

Вслед за заявлением последовало Постановление Правления Национального банка от 19 декабря 2018 г. № 612 «О некоторых вопросах проведения валютных операций». Оставалось отследить только обещанное решение в парламенте , по внесению изменений в норму Гражданского кодекса.

События воспринимались с большим сожалением. Молодой сегмент корпоративных облигаций в последние два года получил хороший импульс развития благодаря рыночной конъюнктуре, созданной руками Нацбанка. Регулятор опустил своими «рекомендациями» ставки по банковским валютным депозитам  до минимальных уровней. На фоне банковских уровней доходности , процент, предлагаемый корпоративными заемщиками выглядел очень привлекательно. Возврат эмитентов к рублевым инструментам выглядел очень туманно. По причине продолжительного отсутствия в рублевом рынке самих регуляторов в нем отсутствует элементарная система координат. «Рублевые рекомендации» поломали  рыночную структуру процентных ставок по сегментам, инструментам и срокам. До возвращения регуляторов в рублевое пространство и определения устойчивых ценовых ориентиров корпоративным заемщикам там делать нечего.

Но все оказалось не так страшно. С таким же сожалением отмечаем, что даже в среде профессионального сообщества вербальный запрет Нацбанка был воспринят как дело решенное.  Многочисленные комментаторы Постановления № 612 (среди которых были даже юристы ) утверждают о запрете выпуска валютных облигаций с 1 марта 2019 года.

 

Разбираемся, что запретил Нацбанк. Постановлением № 612 отменяется ряд разрешенных случаев использования иностранной валюты в расчетах между резидентами, в том числе по операциям с облигациями, номинированными в иностранной валюте, юрлиц-резидентов и банков.  ОТМЕНЯЮТСЯ РАСЧЕТЫ ! И ВСЕ !

Наносят ли эти изменения существенный урон действующему рынку ? Минимальный. В смысле переходных положений: что и с какой конкретной валютной облигацией будет после 1 марта — документ написан плохо. Ввиду множественности практических вариантов (не только на первичном, но и на вторичном рынке ) потребуются дополнительные разъяснения регулятора. Но это детали. ГЛАВНОЕ — выпускать корпоративным заемщикам облигации, номинированные в иностранной валюте, МОЖНО до внесения изменений в ст.298 ГК РБ.

У Нацбанка это не первая «попытка охоты» на данную статью.  В сохранении нормы заинтересовано мощное лобби долгосрочных инвесторов Беларуси ( прежде всего в девелоперской отрасли, а также лизинговой). Решить вопрос «на раз-два» внутренним постановлением  у Нацбанка не получится. Изменения в ГК носят срочный характер. Следующее возвращение  парламентариев к его изменению намечено на 3 квартал 2019г. Если и решат , то вступление в силу — не ранее 2020г. Но есть и другие оценки. По сведениям БелаПАН, только в 2020 году власть может внести изменения в законодательство, которое предполагает введение запрета на валютные привязки в договорах между субъектами хозяйствования. После этого будет установлен переходный период на год, и ориентировочно с 2021 года рассматриваемая норма перестанет существовать.

На наш взгляд , для покупателей и владельцев корпоративных облигаций , номинированных в иностранной валюте, сохраняется главное преимущество инструмента — защита капитала от неадекватных действия регулятора на валютном рынке. Подобных выходок только за последний десяток лет было предостаточно. Расчетная функция ( по курсу НБ РБ) и связанные с этим издержки — вторичны.

Добро пожаловать, на внутренний рынок корпоративных облигаций , номинированных в иностранной валюте.