Белорусский минфин заявил, что привлечет кредит у китайского Банка развития вместо ранее запланированного заимствования у РФ. Одновременно глава Белоруссии заявляет, что интеграцию тормозит именно Москва. Эксперты показной демарш Лукашенко оценивают весьма скептически — в итоге Минск не снизит прежнюю зависимость от Кремля, зато приобретет новую — от Пекина, условия которого едва ли очень обрадуют белорусский бизнес. Газета.ru

Минфин Белоруссии заявил во вторник, 9 июля, что завершает переговоры с Банком развития Китая по кредиту на 3,5 млрд юаней. Это примерно $500 млн

«Мы планируем взять $0,6 млрд на внешнем рынке (в 2019 году) вне облигаций. Изначально рассчитывали на кредит Российской Федерации. Сегодня вопрос предоставления российского кредита немного откладывается, но в качестве альтернативы нашли вариант с китайскими кредиторами, сегодня завершаем переговоры и заместим кредит РФ кредитом со стороны наших китайских партнеров», — приводит агентство БЕЛТА слова заместителя министров финансов республики Андрея Белковцева.

Минску в этом году по плану необходимо заплатить по внешнему долгу $3,2 млрд.

«Это плановая цифра, она может быть меньше. Мы закладываем потенциальный рост плавающих ставок, разницу в курсах», — пояснил замминистра. Из этой суммы $1,1 млрд составит обслуживание внешнего госдолга, что планируется покрыть за счет валютных доходов бюджета, еще $2,1 млрд — непосредственно погашение.

В апреле новый кредит на $600 млн готова была выделить Белорусии Россия. Первый вице-премьер РФ, министр финансов Антон Силуанов тогда отмечал, что эти кредитные средства пойдут на рефинансирование платежей в погашение основного долга по ранее предоставленным Россией займам. Однако движение в этом направлении застопорилось. А в мае белорусские чиновники заговорили о китайских кредитах.

Москва много лет остается главным кредитором Белоруссии. Более 80% от всего объема государственных долгов приходится на Россию ($7,9 млрд), Китай ($3,3 млрд) и Евразийский фонд стабилизации и развития ($2,68 млрд). Причем, последний фактически формируется за счет отчислений Москвы.

Пообещали — забыли

Любопытно, что 9 июля одновременно с заявлениями о китайском кредите президент Белоруссии Александр Лукашенко на встрече с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой пожаловался, что в переговорах об интеграции с Россией со стороны Москвы звучат одни обещания.

Как только возникает спорный вопрос, правительство РФ обещает принять меры для его разрешения, но в практическую плоскость это не переходит. «Пообещали — забыли. Второй раз пообещали — забыли. То есть идет непонятное торможение этих процессов», — посетовал Лукашенко.

17-18 июля должна состояться встреча Лукашенко с Владимиром Путиным, на которой лидеры намеревались обсудить конкретные результаты белорусско-российской рабочей группы по вопросам интеграции.

«А обсуждать нечего на сегодняшний день»,— цитирует Лукашенко ТАСС.

И все же вмешиваться и менять суть договора, по словам главы Белоруссии, стороны не намерены. «Суть заключается в том, что мы договорились с президентом Путиным о том, что мы не будем ломать договор. Потому что если мы влезем в ломку договора, мы разрушим вообще все, что создано за это время», — сказал Лукашенко.

Обсуждение интеграции в рамках Союзного государства ведется с начала весны. На одной из последних встреч по этому вопросу премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал, что стороны достигли консенсуса в переговорах, но не уточнил, какого. К ноябрю Москва и Минск намерены подготовить десять «дорожных карт» по углублению интеграции.

Плата за нефть

Отдельный пункт, а может, и ключевой в двусторонней повестке для Москвы и Минска — энергетика. Во всех аспектах. Во-первых, это компенсация от налогового маневра в нефтяной отрасли РФ. Из-за изменения структуры налогообложения в России с поэтапным обнулением таможенных пошлин за счет повышения НДПИ Минск, привыкший и так без пошлин получать нефть и нефтепродукты из РФ, теперь столкнется с ростом ее стоимости, а значит, недополученной прибылью.

Ранее сам Александр Лукашенко подсчитал, что Белоруссия теряет из-за налогового маневра $3,4 млрд.

Однако Россия не спешит компенсировать эти убытки: слишком долго союзники кормились за счет ресурсов старшего соседа, в том числе за счет непрозрачных, а порой и откровенно коррупционных схем.

В этом вопросе все козыри были у Москвы, если бы не досадное происшествие с нефтепроводом «Дружба», куда из-за хищений попало 5 млн тонн некондиционной нефти, от чего пострадала как раз в первую очередь Белоруссия. И от компенсации за этот ущерб отказаться не удастся.

Ранее эксперты уже полагали, что в эту сумму ущерба Минск постарается вложить максимум, чтоб хоть как-то компенсировать себе нефтяной маневр.

Это второй после китайского кредита козырь в переговорах с РФ. Хотя эффективность первого весьма сомнительна.

Цена китайской дружбы

Кредиты от Китая Белоруссия получает не в первый раз, отмечает директор офиса продаж «БКС Брокер» Вячеслав Абрамов.

В 2010 году было также принято решение о выделении $10 млрд исключительно на совместные проекты, но тогда деньги не были использованы. Сейчас же Минск скорее всего хочет несколько поменять структуру долга и меньше зависеть от российских кредитных денег, полагает эксперт.

Пекин безусловно может дать кредит, однако как правило у него довольно жесткие условия предоставления, отмечает Абрамов.

«Китай всегда просит что-то взамен из разряда закупки их товаров, какие-то совместные проекты и т. д. Что, безусловно, может отразиться на переговорной позиции Белоруссии с Москвой, тем более что стоит вопрос об интеграции», — обращает внимание эксперт.

У России действительно могут быть выше ставки, да и манипулировать политически Россия может достаточно сильно в отношении Белоруссии, однако как бы там ни было – Китай находится от республики далеко, и в отличие от соседней РФ не поставляет в Белоруссию энергоресурсы, у них нет общих границ и такой активной торговли продовольствием, отмечает аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов.

«В данном случае, даже если Белоруссия использует этот кредит как попытку оказать давление на РФ — она играет с огнем, так как козырей у Москвы в диалоге все же больше»,— отмечает Антонов.

А Китай всегда выставляет не самые выгодные условия и не дает денег просто так — каждое такое соглашение подкрепляется тем, что республика или иная другая страна должна в довесок предоставить свой внутренний рынок для сбыта китайской продукции, и в условиях торговых войн для Китая это как нельзя актуально, отмечает эксперт.

«Поэтому заходя в кредитные отношения с Китаем, Белоруссия в какой-то степени подмывает свои обязательства в рамках ВТО и, более того, создает неудобства для собственного малого и среднего бизнеса – так как им производство и продажи обходятся в разы дороже, чем производителям из Поднебесной…. для Китая это будет со всех сторон выгодное соглашение, которое является частью стратегии страны по развитию внешнеторговых отношений»,— подчеркивает Антонов.

Кстати, уходить от России совсем Минск все же не собирается: министерство финансов республики планирует до конца июля разместить на рынке России первый транш гособлигаций на сумму 5-10 млрд рублей.

«У нас программа на 30 млрд российских рублей, там шесть траншей. Мы будем делать это постепенно, начнем с одного транша небольшого и посмотрим на спрос», — заявил Андрей Белковец.

По срокам это почти совпадает со встречей Путина и Лукашенко, что, вероятно, неспроста.