В 2020 году Беларусь осталась без $2 – 3 млрд. Рецессия неизбежна но есть позитив.

Результаты сочинской встречи в выводах экономиста Ярослава Романчука.

Каша и хоккей с президентом России – это, пожалуй, единственный позитив для А. Лукашенко от встречи в Сочи 7 февраля 2020г. Всё. Finita la commedia. Проект «Союзное государство» можно закрывать. Руководство России и Беларуси оказалось несовместимо во взглядах на него. Эмоциональные оценки А. Лукашенко поведения союзника до приезда в Сочи были частью его традиционного плана информационного давления не столько на Кремль, сколько на общественное мнение в Беларуси и России. Мол, смотрите, я делаю всё, что могу, а Кремль мне руки выкручивает, раком ставит, к стенке припирает, обещания не выполняет – в общем, ведёт с братским народом себя хуже, чем даже американцы.

Понятное дело, на встрече президенты улыбались и делали вид, что переговоры идут доброжелательно и конструктивно. Они ведь политики опытные, очень хорошо знающие друг друга. Поэтому пакости, если и говорили, то тет-а-тет. Широкой публике же итоги сочинского дня белорусского и российского руководства представили не президенты, а замглавы администрации президента России Дмитрий Козак. Даже это уже очень плохой сигнал для белорусской делегации и её руководителя.

Первое. Цена на газ на 2020г. остаётся такая, как в 2019г. — $127 за 1 тыс. куб. м. Белорусские переговорщики хотели даже ниже $100. Не получили. Аргументы типа «вы же при покупке нашего «Белтрансгаза» обещали через четыре года единые цены на газ для вас и дня нас», «вы продаёте в Европу дешевле, чем нам», не подействовали. Это очевидное поражение белорусских переговорщиков. Они не получили ни внутрироссийской цены газа, ни даже символическое снижение, ни надежду на то, что может, во втором полугодии цена будет снижена.

Второе – нефть. Это гораздо более чувствительный провал, чем с газом, потому что именно по нефти и нефтепродуктам Беларусь хотела отвоевать либо скидки на нефть, либо компенсацию за налоговый маневр, либо некую другую форму получения нефтяных преференций. Белорусские переговорщики получили от ворот поворот. Кремль остался при своём мнении. На него не подействовали аргументы типа «против нас идёт война», «мы на грани» и т. д.
Отныне белорусские нефтяные компании будут покупать нефть на рыночных условиях, как иностранные компании. Всё, белорусский нефтяной эмират схлопнулся. Сушите вёсла и, наконец, делайте, экономическую политику, как независимая страна, а не бенефициар нефтяных баронов. Это значит, что в 2020г. белорусское власти должны планировать свою работу без $2 – 3 млрд. Такова предварительная оценка потерь. Если продолжать пытаться сохранить модель Совок/Госплан, дальше потери будут гораздо больше.

Третье – торговый, инвестиционный режим. Очевидно, что проблемы этой сферы были для президентов в рубрике «разное». Это значит, что никакого улучшения доступа белорусских компаний в российскому госзаказу не будет. Наоборот, следует ожидать ухудшения параметров доступа, потому что сочинская встреча поставила жирную точку в споре, как относиться к белорусскому бизнесу приравнивать его к российскому или же к иностранному. Ответ – как к иностранному. Значит, конкурировать придётся не ценой, тем более демпинговать, а качеством, брендом, удобством в обслуживании и т.д. Это как раз то, чего белорусский госсектор категорически не умеет и учится очень слабо.

Четвёртое. Ни слова по углубление, совершенствование или развитие проекта «Союзное государство». Неужели по принципу «о мёртвом или хорошо или никак?» 31 дорожная карта, которая заняла львиную долю времени, энергии и внимания белорусских властей в 2019 году, оказались нормативной пустышкой. А. Лукашенко категорически их не подпишет, если будет предложен единый пакет, а Кремлю незачем имитировать интеграционное пустословие. Для Беларуси наступает период, который можно назвать «Распад Советского Союза 2.0». На этот раз по-настоящему по-структурному.

Складывающаяся ситуация для стратегии развития Беларуси имеет один неоспоримый позитив. А. Лукашенко и его красный директорат с номенклатурно-силовыми товарищами своими руками, действиями и решениями привели страновые интеграционные проекты к банкротству. Это, слава Богу, не конец политического проекта «Независимая Республика Беларусь». Это как раз может быть мощным толчком к началу его полноценной реализации. Модель Совок/Госплан держалась на особых отношениях с Кремлём. Сегодня их нет и не будет. Значит, нет и не будет тех источников роста, которые были у данной модели в период 2000-2008гг. В 2009-2019гг. была стагнация даже при сохранении благоприятных условий торговли энергетическими товарами с Россией. Модель полностью выработала свой производственный, управленческий, финансовый ресурс. Решение Кремля, повторённое в Сочи, это очередной шанс признать банкротство старой модели и начать создавать институты современной, конкурентоспособной национальной экономики.

Сегодня А. Лукашенко может это сделать, сославшись именно на поведение Кремля. Рыночные реформы легко упаковать в «меры по стабилизации экономики, укрепления национальной экономической безопасности для нейтрализации политики России». Главное, чтобы это были именно рыночные реформы, а не имитация и профанация типа «импортозамещение», «зажать гайки», «довести задания» и «жесточайше», под угрозой наручников выдавливать из испуганного, растерянного и часто оборзевшего на откатах госсектора.

Говорят, что кризис – лучший катализатор для начала новой жизни. Сочинскую встречу можно именно так и интерпретировать – как пинок под зад, для ускорения мысли и действий. Идти вперёд нужно без тех, кто провалил экономическую политику, кто очковтирал про возможность получения компенсации за российский налоговый манёвр, кто блокировал и продолжает блокировать в Беларуси наш, национальный налоговый и регуляторный манёвр, чтобы производить товары в нашей стране было безопаснее, дешевле и выгоднее, чтобы инвесторы чувствовали себя в полной имущественной безопасности, а белорусские суды славились бы своей безукоризненной репутацией так, как Беларусь славится чистотой улиц.

Беларуси нужен мощный кадровый катарсис – чтобы ушли в историю идеологи, архитекторы и бенефициары галочно-палочной системы. Это значит, что правительство, экономический блок администрации президента нужно обновить на 90 – 95%. Без колебаний нужно проводить новые выборы в Палату Представителей, чтобы там были не кнопкодавы, а люди, которые понимают природу и смысл частного, свободного рынка и полноценного местного самоуправления. Пусть это будет в рамках конституционной реформы, но это должно быть заложено в видении развития Беларуси (мы уже предложили свой вариант в Национальной платформе бизнеса). Промедление структурных, системных реформ, кадровой очистки — это не только, как говорят, минус в карму А. Лукашенко и его близким, а усугубление экономического и социального положения Беларуси.

С высокой вероятностью в 2020 году Беларусь ждёт рецессия. Это цена движения по инерции последние десять лет. Это цена, которую мы, как страна, заплатим за «авось дадут комменсацию за налоговый маневр», за «сверхцентрализацию власти вслепую», за «государственные инвестиции наугад», за «регулирование производителей наобум», а также за то, что А. Лукашенко 25 лет делал ставку на номенклатурно-силовую, а не на народную экономику. Главное не растерять те ростки стабильности, которые заложил Нацбанк, правдами и неправдами отбиваясь от просителей денежной/эмиссионной халявы.

Тупое зажимание гаек, ужесточение контроля, ограничения/запреты на валютные операции, эскалация угрозы производителям товаров и услуг – это путь в ещё более глубокую рецессию. Это падение с $63 млрд. ВВП в 2019г. до менее $50 млрд. за два года. это девальвация и очередной раунд унижения BYN-рубля, скачок цен и резкий рост числа бедных и нищих. Беларусь спасёт только экономическая свобода, частная собственность в руках как можно большего числа беларусов, открытая торговля (по примеру Новой Зеландии и Чили) и радикальное сокращение функций государства. А. Лукашенко это обещал нам в 2015г. – не сдержал слово. Цены невыполнения этого обещания – крайне неэффективный коммерческий госсектор, коррупция и схематоз практические во всех секторах экономики, а также отрицательная селекция при назначении руководящих кадров Вертикали.

Да, А. Лукашенко заварил всю эту кашу, но сегодня именно у него в руках вся полнота власти, все рычаги контроля. Ему в этой ситуации, политически и исторически, есть больше всего терять. Кремль потирает руки, запасается кашкой и попкорном, будучи в полной уверенности, что А. Лукашенко не наступит на гордо своей песне «Совок/Госплан». По иронии судьбы именно отказ от этой песни может спасти его лично и Беларусь. Так сегодня совпало. Такова его историческая миссия. Без совкового, советского мессианства. Без нервного надрыва президента с царскими полномочиями.

Будущее Беларуси, как никогда, открыто. Многое зависит от нас с вами. Ни А. Лукашенко, ни мы с вами не хотим, чтобы он стал последним президентом независимой Беларуси. От нас зависит спрос на новое – на свободу. Пару лет назад А. Лукашенко заявил, что он готовы на любые реформы. Главное, чтобы были готовы люди. Так давайте потребуем от него ресурс, который в разы дороже и ценнее нефти и газа – политической, гражданской и экономической свободы.