Банк России продолжит смягчение денежно-кредитной политики, чтобы дешевыми деньгами залить кризис в экономике и залатать «дыры» в федеральном бюджете и финансах госкорпораций, травмированных пандемией и обвалом цен на нефть.

По итогам заседания в пятницу, 24 июля, ключевая ставка центробанка, регулирующая стоимость кредитов в экономике и доходность вложений в рубли, будет снижена в четвертый раз с начала года, единодушны подавляющее большинство экономистов.

16 из 29 экспертов, опрошенных Reuters, и 12 из 23 в опросе ТАСС ждали от ЦБ аккуратного шага вниз на 0,25 процентного пункта, Это меньшинство оказалось право.

На июньском заседании центробанк опустил ставку сразу на 1 процентный пункт, чего не делал ни разу за последние пять лет. Ее текущее значение — 4,5% годовых — на 2,25 п.п. ниже, чем в начале года, и почти вчетверо — уровней декабря 2014-го.

Разворот в политике центробанка, который годами придерживался жесткой политики, защищая рубль и сдерживая инфляцию, стал поистине беспрецедентным.

«Подобный уровень ставок был только в царской России», — говорит замгендиректора УК ТФГ Равиль Юсипов.

После очередного снижения на  0,25  — ставка ЦБ окажется на уровне менее чем на 1 процентный пункт выше инфляции, которую Росстат на середину июля оценивает в 3,3%.

Дешевые деньги нужны экономике, которая пережила падение ВВП почти на 10% и «по-прежнему слаба», отмечают аналитики Промсвязьбанка. Согласно Росстату, промышленность в июне не смогла восстановиться после майского обвала на 9,6%, розничные продажи упали на 7,7% год к году, а реальные доходы населения рухнули рекордно с дефолта конца 1990х — на 8% за квартал.

ЦБ вынужден учитывать и положение бюджета, указывает экономист Райффайзенбанка Станислав Мурашов: чтобы покрыть дефицит, Минфин рассчитывает занять на рынке 4-5 трлн рублей и рассчитывает платить как можно меньшую процентную ставку.

Но пожертвовать придется рублем. Чем ниже ключевая ставка, тем менее интересны нерезидентам российские госбумаги в рамках стратегии кэрри-трейд, указывает вице-президент по торговым операциям Альфа-банка Сергей Осмачек.

«Об этом уже косвенно свидетельствуют данные о сокращении участия нерезидентов в новых размещениях ОФЗ Минфином», — поясняет он: если в апреле и мае иностранцы покупали больше половины бумаг на аукционах, то летом их доля упала до 20-25%.

С начала июня доллар подорожал на 3,5% рубля, евро — на 4,5 рубля, хотя нефть впервые с марта превысила 44 доллара за баррель Brent.

«Во втором полугодии, особенно в августе, рубль исторически подвержен большему давлению, и резкое снижение ключевой ставки может его дополнительно усилить», — замечает стратег ITI Capital Искандер Луцко.

Еще бОльший риск заключается в том, что рынок начинает понимать, что цикл смягчения политики ЦБ подходит к концу. Пока центробанк снижал ставку, доходности ОФЗ падали, а цены — росли, и нерезиденты, вложившие в рынок 40 млрд долларов, держали позиции, зарабатывая на ралли. Но по мере того, как реальная ставка (минус инфляция) стремится к нулю, а пространство для ее снижения сужается, инвесторы могут засобираться на выход.

Еще опаснее, если из рубля начнет массово выходить население, закрывая вклады в банковской системе, доходность которых уже не покрывает ни инфляцию, ни угрозу девальвации.

По данным ЦБ РФ, на первую декаду июля средняя максимальная процентная ставка по рублевым депозитам упала до 4,63%. В конце июня это было 4,8%, в средине мая — 5,5%, в декабре 6,13%. «Уже текущие ставки начинают негативно сказываться на депозитной базе», — констатирует начальник Центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин.

Хотя общий объем средств населения в банках с начала года вырос, объем непосредственно вкладов упал на 594 млрд рублей. Опрос, проведенный «Росгосстрах банком» и НАФИ, показал, что треть клиентов готовы забрать деньги, если доходность депозитов продолжит катиться вниз.

«Система не привыкла к таким низким ставкам, потому снижение может сопровождаться сильным оттоком депозитов и снижением сроков их размещения», — предупреждает Сусин.

Насколько дешевые деньги помогут российской экономике, остается вопросом.

«Мы прошли острую фазу эпидемии и перешли в хроническую — доходы населения падают, безработица растет, ФНБ уменьшается, ВВП снижается. Перезапустить ВВП только монетарными методами уже не получится», — считает Юсипов.

Нужны фискальные меры, снижение налоговой нагрузки, говорит он, однако в условиях роста дефицита это вызов для государства.