Ох уж эти сказочки, ох уж эти сказочники. 

В прошлом году из более чем $700 млн, размещенных на внутреннем рынке валютных гособлигаций, около 40%  были размещены «в темную» посредством прямых сделок с покупателями на условиях «как договоримся».  Кому-то вышло мало, кому-то с переплатами даже выше рынка. Госконтроль нам по телевизору не рассказывает об «этой системе» обращения с бюджетными деньгами. Есть задачки поважнее.

Чиновники Минфина поплакались в публичных выступлениях о «пагубности своих привычек» и…. в текущем году принялись за то же самое. Тужились полгода с «псевдорыночными» аукционами и доразмещениями и опять взялись за любимое.  Пропорции на текущий момент приблизительно те же : $200 млн — условно рыночные , около $150 млн ( включая эквивалент рублевых займов) — «кабинетные сделки».

Делают все в первых числах месяца. Вот «оформили» свежую порцию $75 млн на «коротко» (2 года) под 2,25% (!). Выпуск уже завели на биржу и открыли условия.

 

 

Как они определяют цену денег ? Откуда берут эти ставки? Наверное, у Минфина своя методичка на этот счет. Рыночный долг Беларуси на схожих по срокам погашения условиях, хоть и отскочил за последнюю неделю, но стоит 6,3%.

Belarus, Republik DL-Notes 2017(23), ISIN XS1634369067

Напомним, что в начале прошлого месяца, по такой же «схеме» в бюджет загнали 200 млн руб по цене валютного долга.  В местном «зазеркалье» рубли на пятилетний срок уже продают по цене валюты. Ну а валюту государство загребает по ставкам, аналогичным рискам по облигациям инвестиционного класса. Главное — ценить себя «справедливо».

В который раз возникает риторический вопрос : что эти регуляторы здесь пытаются построить?  «Межкарманные междусобойчики» или современный рынок публичного госдолга, выступающего рыночным ориентиром для остальных сегментов внутреннего финансового рынка?