О том, что почему современные банки обречены на радикальные изменения. Помогут ли им создаваемые экосистемы?

 

 

ХАНОВ Михаил 

Управляющий директор ИК «Алго Капитал»

 

В середине июня 2019 года вышла новость о том, что сотрудникам АО «Тинькофф Банк» предложили опускать слово «банк» при общении между собой и с клиентами компании. Подобная новация оправдывается тем, что компания представляет собой нечто большее, чем просто кредитную организацию. Председатель правления банка Оливер Хьюз охарактеризовал ее как мощную быстрорастущую экосистему.

Подобная точка зрения полностью совпадает со стратегией Сбербанка, который уже в течение нескольких лет держит курс на трансформацию в высокотехнологичную компанию с банковской лицензией. Именно Сбербанк ввел понятие «экосистема» в отношении банковского бизнеса. Речь идет о том, чтобы стать серьезным конкурентом таким универсальным технологическим компаниям, как Google, Amazon и Alibaba. Поначалу такой подход воспринимался участниками банковского сектора неоднозначно. Но теперь становится вполне очевидно, что выбранная стратегия — верная и дальновидная. Уже сейчас в экосистему Сбербанка входят более 20 компаний, не имеющих прямого отношения к традиционному банковскому бизнесу.

В начале 2019 года стало известно, что Группа ВТБ приступила к разработке стратегии развития собственной экосистемы. Кроме того, такие крупные игроки, как Газпромбанк и Альфа-Банк тоже активно работают в указанном направлении.

Экосистема — залог выживания

По-видимому, мы наблюдаем вполне сформировавшуюся тенденцию, которая активно набирает обороты. Кредитные организации целенаправленно создают вокруг себя сеть компаний и сервисов, в которых они являются неотъемлемым компонентом, обеспечивающим функцию денежных расчетов, их безопасности, а также обработку связанных с этими процессами данных. Аналогия с биологической экосистемой весьма точно отражает характер этой тенденции. Банки стремятся «встроиться» в устойчивый «круговорот веществ» между группой предприятий и их клиентами. Под веществами в данном случае понимаются деньги и информация.

Что является предпосылками этого процесса? Топ-менеджеры кредитных организаций в первую очередь указывают на то, что капитализация традиционных банков могла бы быть намного больше в случае их трансформации в IT-компании. Таким образом, необходимость коренной трансформации традиционной схемы работы кредитных организаций достаточно лукаво оправдывается будущим ростом стоимости их акций.

Однако, это лишь одна из предпосылок для начавшейся гонки в построении экосистем вокруг банков. Рискнем предположить, что ставки здесь намного выше и развитие в этом направлении станет залогом их выживания в стремительно изменяющихся рыночных условиях. Ну а консервативные участники рынка, не принимающие участия в таком движении, рискуют остаться не у дел в более или менее отдаленном будущем. Продолжая аналогию с биологией, можно ожидать, что не вписавшиеся в новые экосистемы виды обречены на исчезновение.

Здесь стоит провести еще одну аналогию — на этот раз с историей экономики. Великая индустриальная революция, в ходе которой произошел массовый переход от ручного труда к машинному, сделала нежизнеспособными старые способы массового производства товаров и сельскохозяйственной продукции. В результате этого целые секторы экономики подверглись серьезным потрясениям, что сопровождалось массовым разорением отставших от своего времени предприятий. Назревающая революция в финансовой сфере вполне способна оставить на обочине истории традиционный банкинг.

Наибольшей угрозой для всего мирового банковского сектора представляется уже давно выпущенный на свободу джинн криптовалют. Ключевая особенность указанной технологии заключается в том, что она представляет собой систему расчетов без участия банков. Иными словами, они рискуют просто оказаться исключенными из процесса денежных расчетов как между людьми, так и между организациями. По крайней мере, традиционная роль банков как неизбежного посредника при безналичных платежах может существенно уменьшиться, что подразумевает резкое падение комиссионных доходов. Вполне логично, что даже самые успешные представители отрасли вынуждены задумываться по поводу стабильности будущих денежных потоков и страховаться на случай их возможного сокращения.

 

Что происходит с банками?

Возможно, в ближайшие годы мы будем наблюдать некоторое смешение старых и новых технологий безналичных расчетов. Так или иначе, но традиционные правила игры между банками и их клиентами рискуют претерпеть кардинальные изменения. Уже сейчас кредитные организации по всему миры вынуждены «равняться» на задаваемый криптовалютами стандарт скорости переводов и низких комиссий. Рассмотрим лишь несколько последних интересных новостей, которые могут подсказать нам возможные дальнейшие сценарии в банковской сфере.

Стало известно, что Сбербанк запустил пилотный проект по приему и выдаче посылок в своих отделениях с помощью постаматов PickPoint. Аналогичный сервис уже развивает и крупнейшая российская розничная продуктовая сеть X5 Retail Group. Таким образом, видимые грани между столь крупным банком и другими видами бизнеса начинают стираться. Еще пять-десять лет назад подобная ситуация выглядела бы как минимум странной. Однако в нынешних реалиях полезная дополнительная услуга уже не повредит имиджу банка. С другой стороны, это может стать дополнительным компонентом расширяющейся экосистемы, привлекающей и удерживающей клиентов.

Глава Банка Англии Марк Карни заявил, что будущая криптовалюта, которую запустит социальная сеть Facebook, имеет все шансы стать важной частью глобальной финансовой системы. Едва ли у кого-то вызывает сомнение, что так называемая Libra может стать очень популярным способом расчетов между пользователями социальной сети, количество которых приближается к 3 млрд человек. Одновременно это способно стать весомым ударом по бизнесу традиционных банков в мировом масштабе.

Возвращаясь к Сбербанку, надо отметить, что он продолжает переговоры с Банком России об условиях подключения к системе быстрых платежей (СБП). Финансовая организация не требует для себя особых условий. Однако процесс затягивается. Предполагается, что системно значимые банки будут обязаны подключиться к СБП до 1 сентября 2019 года. Но Сбербанк предпочел бы продолжить развитие собственного сервиса денежных переводов по номеру телефона. По-видимому, мы наблюдаем попытку сохранения присутствия банка в собственной нише, являющейся частью отдельной экосистемы. В данном случае лидирующая в своем направлении компания не хотела бы уравнивания условий с другими участниками конкурентного рынка. Попутно стоит отметить, что система быстрых платежей позволит физическим лицам осуществлять практически мгновенные круглосуточные переводы другим участникам системы. Между тем еще несколько лет назад межбанковский перевод обычно занимал около суток. А 10–15 лет назад нередко приходилось дожидаться проведения платежа через банк в течение двух-трех дней. Как мы видим, и государство, и банки не могут игнорировать продолжающийся технологический прогресс. Их подталкивает к этому развитие большого количества альтернативных способов безналичной оплаты.

В середине июня 2019 года стало известно, что ЦБ РФ изучает возможность запуска собственной цифровой валюты. По-видимому, речь идет о так называемой Stablecoin, или стабильной валюте, которая может заменить традиционный безналичный рубль. Очевидно, что такая валюта не будет анонимной и позволит централизовано контролировать денежное обращение в стране с целью сбора налогов и по соображениям безопасности. Когда это случится, банки утратят свою традиционную функцию посредника при безналичных платежах. Конечно, в России это может произойти даже не в ближайшие годы. Однако стратегия любого крупного и даже среднего предприятия должна учитывать события на горизонте от нескольких лет до нескольких десятилетий. В этом плане кредитные организации не могут являться исключением.

 

 

Перспектива потрясений

В случае массового перехода физических лиц и предприятий на цифровую валюту Центрального Банка остается лишь один шаг до введения механизма прямого кредитования со стороны ЦБ, или же для взаимного кредитования между участниками системы. С технической точки зрения внедрение подобных схем возможно уже в настоящее время.

В случае реализации этого сценария традиционные банки с их офисами, сотрудниками и всеми сопутствующими затратами могут оказаться неконкурентоспособными. По крайней мере, они будут уже не нужны в таком количестве, в каком они существуют в настоящее время. Конечно, такой оборот дела в настоящее время выглядит радикальным. Однако даже более мягкие промежуточные варианты сулят банковскому сектору серьезные потрясения. Именно в таком случае развитая экосистема позволит кредитной организации выжить и трансформироваться в новое качество. Ну а в самом лучшем случае развитая экосистема останется генератором дополнительной прибыли в дополнение традиционным процентным и комиссионным доходам.

Иными словами, банковские экосистемы — это эффективный способ привязать клиента к банку в той ситуации, когда ему банк не нужен или непринципиально, в каком банке обслуживаться. С этой точки зрения развитие экосистемы имеет для банков самостоятельную ценность даже без учета прогнозируемых отраслевых рисков