Из-за роста долгов нагрузка на бюджет увеличится в течение следующих трех лет

Потребности в валютном финансировании на развивающихся рынках будут расти в следующем году, поскольку из-за накопления долга в течение десятилетия, бремя, связанное с погашением долга, усилится.

Объемы выплат достигли такого размера, что сокращение дефицита текущего счета во многих странах ЕС — результат резкого снижения темпов роста импорта и низких цен на энергоносители — дает лишь ограниченную отсрочку для погашения валютного долга. В итоге сохраняется уязвимость валют в ряде экономик и зависимость от аппетита инвесторов к долговым инструментам развивающихся рынков.

В этом году для заемщиков на развивающихся рынках существуют благоприятные условия финансирования, поскольку снижение процентных ставок со стороны Федеральной резервной системы США и Европейского центрального банка позволило им выпускать облигации, номинированные в иностранной валюте, по все более низким ставкам и такими темпами, которые лишь чуть ниже пикового значения 2017 года. Озабоченность по поводу приемлемого уровня задолженности по-прежнему связана с такими слабыми звеньями, как Аргентина и Ливан. Но некоторые предупреждают, что начинает формироваться чувство удовлетворенности.

«Вступая в 2020 год, рынки не сильно беспокоятся по поводу приемлемого уровня долга в суверенном или корпоративном пространстве, — отметил Таймур Байг, главный экономист DBS Bank в Сингапуре. Мировая экономика нуждается в таких благоприятных условиях, чтобы пережить 2020 год».

Рекордная задолженность

Согласно последнему ежеквартальному глобальному мониторингу долга от Института международных финансов, в этом году задолженность в иностранной валюте на 30 крупных развивающихся рынках достигла нового максимума в $4,7 трлн (исключая долги финансового сектора, чтобы избежать двойного учета). Это более чем в два раза превышает уровень десятилетней давности. В результате выплаты по валютным облигациям и кредитам развивающихся рынков в следующем году могут достичь почти $800 млрд.

В период с 2020 по 2022 год включительно выплаты составят $2 трлн. А если добавить сюда долг, деноминированный в местной валюте, который будет причитаться к оплате, он увеличится до $10,7 трлн, что равняется примерно одной трети валового внутреннего продукта развивающихся рынков.

В Институте международных финансов отмечают, что процентные расходы по долгу в дальнейшем увеличат фискальные риски, подобно рискам рефинансирования, связанным с этим бременем погашения.

«Учитывая ограниченное пространство для дальнейшего смягчения монетарной политики, расходы на обслуживание долга будут все больше мешать фискальной политике», — заявили в Институте.

Что происходит с долгами развивающихся стран

Аргентина и Турция являются яркими примерами того, как оптимизация текущего счета может оказывать ограниченное воздействие на потребности во внешнем финансировании. МВФ ожидает, что Аргентина восстановит профицит текущего счета в следующем году, впервые более чем за десятилетие. Но, основываясь на данных BIS, прогнозируемый $1 млрд значительно меньше $70 млрд краткосрочного внешнего долга по состоянию на второй квартал.

Переговоры о реструктуризации долгов Аргентины позволят определить ее потребности во внешнем финансировании на ближайшие годы. Но, как считают экономисты UBS, не имея доступа к международным рынкам капитала, Аргентина должна «сесть за стол переговоров с МВФ, чтобы как можно скорее получить хоть какое-то краткосрочное финансирование».

В Турции, несмотря на значительное сокращение дефицита текущего счета за последние 18 месяцев, краткосрочный внешний долг составляет около $120 млрд, что обусловлено более ранним ростом долга в иностранной валюте. Краткосрочные потребности страны в иностранном финансировании остаются одними из крупнейших в Европе.

Еще одной проблемой для многих стран ЕС является соотношение валютных резервов и внешних финансовых потребностей. Для некоторых стран это вполне комфортно. Но даже валютные резервы, превышающие потребности в финансировании на следующий год, не смогут полностью защитить страны от валютного давления в стрессовые периоды.

Заявленные резервы покрывают чуть более половины потребностей Турции в финансировании на следующий год. Но с учетом неопределенности относительно реального эффективного уровня валютных резервов Турции — учитывая, что ЦБ недавно подтвердил использование свопов на Стамбульской фондовой бирже для заимствования долларов в обмен на лиры — этот показатель может быть еще ниже.

Доля резервов Ливана в общем объеме потребностей во внешнем финансировании является самой низкой на всех развивающихся рынках. Его текущие валютные резервы в размере $29 млрд незначительны по сравнению с $88 млрд краткосрочного внешнего долга — частично за счет крупных долларовых депозитов нерезидентов в банковской системе. Дефицит текущего счета, составляющий около 26% от валового внутреннего продукта, или $16 млрд, только увеличивает потребности в финансировании.

Если рассматривать потребности Ливана в долларах как долю ВВП, то они еще больше расходятся с остальными странами. Согласно последним прогнозам МВФ по приемлемому уровню задолженности страны, потребности во внешнем финансировании в следующем году составят более 170% от ВВП. Для сравнения, в Турции этот показатель составляет менее 20%.

Аналитики отмечают внешнюю уязвимость в ряде других развивающихся стран. Одним из таких факторов стало быстрое наращивание долга в Саудовской Аравии. Страна является крупнейшим эмитентом суверенного долга в иностранной валюте в течение трех лет подряд, что приводит к резкому росту потребностей в будущем рефинансировании. Низкая первоначальная задолженность и крупные валютные резервы обеспечивают хорошую защиту на данный момент. Но дальнейшее быстрое накопление долга может привести к уничтожению запасов.

Наиболее остро во внешнем финансировании нуждаются Украина, Румыния и ЮАР, что обусловлено дефицитом текущего счета и высокой краткосрочной долговой нагрузкой. В Латинской Америке дефицит текущего счета в Колумбии и Чили вызывает некоторые опасения по поводу финансирования, несмотря на более низкие уровни задолженности, чем в других регионах.

Среди развивающихся стран с наименьшими уровнями валютного финансирования можно выделить такие азиатские государства, как Индия, Индонезия и Малайзия. Как отмечает г-н Байг из DBS, они больше остальных пострадают из-за ослабления валюты в случае менее благоприятных условий финансирования.

«Обычно рынки неизменно оказывают давление на те валюты, которые сталкиваются с наибольшими потребностями во внешнем финансировании», — заявил он.

Это уже заметно по динамике валют развивающихся рынков в этом году. Несмотря на контроль движения капитала в Аргентине, песо снова продемонстрирует худшие показатели среди EM-валют второй год подряд. Почти все валюты стран с наибольшими потребностями в финансировании ослабли по отношению к доллару в этом году. Ливан является исключением из-за привязки валюты страны к доллару США, которая существует уже более 20 лет, маскируя недавние экономические потрясения.

Если в следующем году условия финансирования для заемщиков из развивающихся стран ухудшатся, давление на все эти валюты может усилиться.