В самом сердце глобальных финансовых рынков разрастается огромная черная дыра на триллионы долларов

Отрицательная доходность мировых облигаций бьет по будущим прибылям инвесторов, переворачивая традиционную систему с ног на голову. В свете перспектив сохранения этой тенденции растет и беспокойство в отношении влияния данного фактора на владельцев сбережений, пенсионеров, инвесторов, компаний и правительств.

  1. Зачем инвестировать в облигацию, которая потеряет ваши деньги?

Облигации традиционно считаются самым безопасным классом активов, поэтому многие инвесторы покупают их во времена стресса на рынках, как, например, сейчас в случае с торговой войной между США и Китаем и напряженностью в Персидском заливе. При эмиссии правительством, институтом или компанией облигация может иметь скромный положительный купон, но когда начинает торговаться на рынке, высокий спрос инвесторов может повлечь рост цены и таким образом надавить на доходность до такой степени, что покупатели ничего не получают за приобретенные долговые обязательства. Некоторые фонды отслеживают индексы гособлигаций, а значит, обязаны покупать бумаги независимо от уровня их доходности. А некоторые инвесторы получают положительную доходность с учетом колебаний валютных курсов.

  1. Какие объемы бумаг покупаются?

Объем облигаций с отрицательной доходностью, который достиг пика в июне, превысив $13 трлн. и удвоившись с декабря, теперь составляет около 25% от общемирового долга. В Германии 85% государственных долговых обязательств торгуются с отрицательной доходностью. Это означает, что инвесторы платят правительству 0.2% за покупку его бумаг. На этом фоне выделяются Штаты, где из $16-трилионного долга ни одна облигация не приносит доходность меньше нулевой. Но в целом, на мировом уровне, проблема может усугубиться.

  1. Почему следует беспокоиться?

Отрицательные ставки расходятся с базовыми принципами мировой финансовой системы.

«Нарушен один из самых важных законов финансовой логики, который заключается в том, что если вы предоставляете займ на более продолжительный период, то должны получать более высокий доход. Фактически фактора стоимости денег с учетом времени больше нет», — комментирует Маркус Эшворт, колумнист Bloomberg Opinion, специализирующийся на европейских рынках.

На этом фоне инвесторы могут ухватиться за более рисковые активы в поисках доходности, что повысит угрозу раздувания пузырей на финансовых рынках и в секторе недвижимости.

  1. Кто выигрывает от отрицательных ставок?

Прежде всего, правительства. К примеру, Германия получает прибыль от эмиссии долга сроком погашения в 20 лет, хотя это не обязательно означает, что правительство увеличит расходы. Компании, выпускающие облигации, тоже получают преимущество от рекордно низкой стоимости заимствования. А инвестиционные фонды, которые, как правило, задействуют кредитное плечо для операций поглощения, получают более широкие возможности при дешевом капитале.

  1. Кто проигрывает?

Пенсионные фонды и страховщики, которые традиционно являются крупными инвесторами в гособлигации, особенно уязвимы. Они практически ничего не зарабатывают на кредитовании, но при этом должны предлагать вкладчикам ставку выше нулевой, чтобы продолжать вести бизнес. К примеру, Германия критикует ЕЦБ за давление на прибыль вкладчиков. Центробанки могут столкнуться с проблемой при достижении так называемой «ставки разворота» — точки, при которой низкая стоимости заимствования начинает вредить, а не помогать экономике, если банки ограничивают кредитование. Это может обострить замедление экономического роста.

  1. Как до этого дошло?

Несколько европейских Центробанков, не справляясь со стимулированием экономического роста после финансового кризиса 2008-2009 гг., опустили процентные ставки ниже нулевых значений в 2014 году. Вскоре Япония последовала их примеру. Цель заключалась в стимулировании кредитования путем взимания платы с финансовых институтов вместо их поощрения за хранение денег, которые могли быть использованы в реальной экономике. С 2016 года ключевая ставка ЕЦБ находится на отметке −0.4%, при которой банки теряют 4 евро за хранение каждой тысячи евро. Предполагалось, что отрицательные ставки будут временным явлением, но оказалось иначе. Трейдеры ставят на то, что в этом году европейский регулятор опустит свою ставку по депозитам еще ниже, что повлечет дальнейшее падение доходности облигаций ниже нулевой отметки.

  1. Почему отрицательные ставки сохранялись так долго?

Со времени кредитного кризиса прошло уже больше десяти лет, а инфляция остается вялой, тогда как зарплаты растут очень скромными темпами, несмотря на приличное снижение уровня безработицы. К примеру, от ЕЦБ не ожидают приближения инфляции к 2%-ному целевому уровню в ближайшие десять лет. А кривая доходности между 3-месячными векселями и 10-летними гособлигациями США перевернулась, сигнализируя о грядущем сокращении экономики. Помимо ФРС, мало кто из регуляторов, понизивших ставки во время кредитного кризиса, смогли повысить стоимость кредитования. Соответственно, во время следующего кризиса им придется снижать ставки далее на отрицательную территорию.

  1. Что будет дальше?

В Европе есть опасения, что регион идет по пути Японии, которая пережила так называемое «потерянное десятилетие», когда правительство тщетно пыталось оживить рост экономики и инфляции. Регуляторы не устают повторять, что в их арсенале по-прежнему есть инструменты для борьбы с замедлением экономики, включая возможность снижения ставок и расширения программы количественного смягчения. На рынках снижение волатильности затрудняет торговлю. Геополитическая напряженность в торговой сфере и выход Британии из ЕС продолжат подталкивать инвесторов в направлении защитных активов, а значит, спрос на долговые обязательства с отрицательной доходностью будет оставаться высоким. Это в свою очередь повышает угрозу банкротств в рядах фондов или нового кризиса.